Эксперты: необходима более эффективная защита прав потерпевших от преступлений

Frenzel / Shutterstock.com

«Гражданам, пострадавшим в результате преступлений, добиться восстановления нарушенных прав, полноценной психологической помощи, социальной и медицинской реабилитации, а также получения компенсации в условиях действующего законодательства затруднительно», – отметила в ходе состоявшегося на этой неделе круглого стола, организованного Фондом поддержки пострадавших от преступлений, председатель фонда Ольга Костина. По ее словам, согласно различным экспертным данным, в России пострадавшими от преступлений ежегодно становятся более 10 млн человек. При этом около 50% из них не обращаются в полицию, а предпринимают самостоятельные действия по восстановлению справедливости, вплоть до самосуда. «Жертвы преступлений боятся идти в полицию, потому что никто не гарантирует им помощь, раскрытие преступления и справедливую компенсацию», – считает она.

Кроме того, по мнению эксперта, для участия в уголовном процессе потерпевшим необходимы определенные знания. Так, например, уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 116.1 Уголовного кодекса («Нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию») считаются уголовными делами частного обвинения (ч. 2 ст. 20 Уголовно-процессуального кодекса). Это означает, что уголовное дело будет возбуждаться не иначе как по заявлению пострадавшей стороны, а правоохранительные органы не принимают участие в доказывании вины, к примеру, домашнего тирана, так как эта обязанность лежит на плечах пострадавших. То есть, по общему правилу, пострадавшие сами должны подавать заявление в мировой суд, самостоятельно собирать доказательства, представлять обвинение в суд (ч. 1 ст. 318, п. 2 ч. 4 ст. 321 УПК РФ). «Поэтому в основном такие преступления остаются латентными, а потерпевшие – незащищенными», – считает Ольга Костина.

Вместе с тем количество жалоб от тех, кому отказывают в возбуждении уголовных дел и не признали потерпевшими также ежегодно растет, рассказали эксперты. «Если в 2016 году это была цифра в 2870 заявлений, то за 2017 год она перевалила за 3100, – отметил представитель Уполномоченного по правам человека в РФ Виктор Немченков. – К нам обращаются люди, которые самостоятельно не могут добиться признания их потерпевшими по делу. Еще очень много жалоб на несоблюдение в ходе расследования уголовного дела прав потерпевших. Не стоит забывать, что у потерпевших есть те же права, что и у других участников уголовного дела.

Из материалов, имеющихся в распоряжении портала ГАРАНТ.РУ, следует, что в соответствии со статистическими данными за 2016 год количество вынесенных постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел составило 6,8 млн. Однако, по словам экспертов, заявители о преступлениях все чаще не получают от правоохранительных органов уведомления о принятых по заявлениям процессуальных решениях и копии постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, несмотря на то, что согласно ч. 4 ст. 148 УПК РФ такие уведомления должны направляться заявителям не позднее 24 часов с момента принятия соответствующего процессуального решения. «Вот написал человек заявление в полицию и даже не знает, что дальше происходит с этим заявлением. Часто заявителям рассказывают, что идет проверка, а через полгода выясняется, что уже давно вынесено постановление об отказе», – рассказал ведущий юрист Фонда поддержки пострадавших от преступлений Максим Пешков. В связи с этим Фондом предлагается скорректировать УПК РФ в части изменения порядка уведомления заявителя о принятом по заявлению процессуальном решении, порядка проверки законности вынесенного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела прокурором, а также установления в уголовно-процессуальном законодательстве статуса заявителя.

Также он отметил, что все чаще встречаются случаи немотивированных отказов органов дознания и предварительного следствия в ознакомлении заявителей с материалами проверки сообщений о преступлении по их заявлениям, в случае принятия процессуального решения в виде постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. По мнению эксперта, отказом в предоставлении доступа к материалам проверки нарушаются права заявителей, предоставленные им Конституцией РФ. Напомним, что согласно ч. 2 ст. 24 Конституции РФ, органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом. «В ходе практической работы с заявителями было установлено, что органами дознания и предварительного следствия искусственно создаются препятствия для ознакомления заявителей с материалами проверки, проведенной по их заявлениям», – убежден Немченков. Так, по его словам, к числу таких искусственных препятствий относятся отказы должностных лиц органов дознания и предварительного следствия в ознакомлении заявителей с материалами процессуальных проверок по их заявлениям в связи с отсутствием, к примеру, у сотрудника полиции обязанности давать какие-либо объяснения по существу находящихся в его производстве дел и материалов, а также предоставлять такие дела и материалы для ознакомления (ч. 5 ст. 30 Федерального закона от 7 февраля 2011 № 3-ФЗ «О полиции»). Он предлагает прямо предусмотреть право заявителя на ознакомление с материалами проверки сообщения о преступлении.

Как рассказали эксперты, еще одной проблемой является то, что на сегодняшний день потерпевшая сторона не может рассчитывать на адекватную социальную помощь и реабилитацию со стороны государства. Напомним, что компенсация вреда не является безусловной обязанностью виновного лица и производится только при наличии обвинительного приговора суда (ч. 3 ст. 42 УПК РФ). Кроме того, потерпевший не может претендовать на компенсацию вреда, причиненного преступлением, и в случае, если преступник не установлен или установлен, но скрывается от следствия, в связи с чем привлечь его к уголовной ответственности не представляется возможным. То есть социальная функция ст. 52 Конституции РФ, гарантирующей право на компенсацию причиненного ущерба, фактически не реализуется на практике.

«В целях более эффективного восстановления социальной справедливости в части возмещения вреда, причиненного преступлением потерпевшему, должны быть закреплены условия, виды и размеры государственной компенсации, – отметила Ольга Костина. – Создание государственной компенсационной системы позволит снизить социальную напряженность, поскольку обеспечит реальную поддержку пострадавших, повысит уровень доверия граждан к правоохранительным и судебным органам, позволит ратифицировать ряд тематических международных правовых документов и избежать значительного количества обращений в ЕСПЧ».

Предполагается, что компенсационная система позволит производить выплаты даже в том случае, когда отсутствует возможность взыскания денежных средств с преступника, не нанося никакого ущерба бюджету страны. При этом формироваться она будет за счет штрафов, назначаемых в качестве уголовного наказания, государственных средств, полученных от конфискации имущества, сумм залогов, обращенных в доход государства и т. д. «Размер компенсации должен покрывать расходы по потере заработка, на содержание иждивенцев, на погребение, на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию потерпевшего, а также на медицинскую и социальную реабилитацию близких родственников несовершеннолетнего потерпевшего при наличии прямых последствий преступления», – пояснила Ольга Костина. По ее словам, Следственным комитетом РФ совместно с Фондом поддержки пострадавших от преступлений разрабатывается проект федерального закона «О потерпевших от преступлений», которым будут установлены основные принципы защиты и восстановления нарушенных прав, свобод и законных интересов потерпевших.

Вместе с этим необходимо развивать также систему социальной, медицинской и психологической реабилитации потерпевших от преступлений, считают участники круглого стола. «Например, для работы с пострадавшими детьми, необходимо привлечение специалистов в области возрастной или педагогической психологии, клинических психологов со знанием и опытом работы в отрасли психологии развития ребенка, практикой в области детско-родительских отношений и психологической травмы, а также врачей-психотерапевтов, – считает Ольга Костина. – Необходимо развивать систему помощи пострадавшим, с обязательным последующим медико-психологическим сопровождением».

Оставить комментарий